Эксклюзивное интервью с форвардом «Химок» и сборной России Сергеем Карасёвым

0 просмотров Нет комментариев

Эксклюзивное интервью с форвардом «Химок» и сборной России Сергеем Карасёвым

«Можно сказать, что Леброна обменяли на меня». Сергей Карасёв ещё не закончил с НБА
Форвард «Химок» — о планах выиграть Евролигу и вернуться в НБА, а также объективности итогов сезона Единой лиги ВТБ.

15 мая 2020, 11:10

Баскетбол
/ НБА

0

Мы уже начали забывать, что такое интервью не по телефону. К примеру, с форвардом «Химок» Сергеем Карасёвым вживую общались ещё зимой, когда турниры проводились, а на трибунах были зрители.

14 мая Сергей стал героем шоу «Чемпионата» #ОСТАЁМСЯДОМА и вышел в видеоэфир нашего «инстаграма». — Кажется, ты сильно изменился (вопрос Сергею, который появился в чёрной маске)? — (Смеётся.) Немножко изменился, да. В последний раз живьём мы с тобой виделись в феврале, а сейчас уже май. Очень не хватает баскетбола. Все сидим дома, проводим время с семьями. Подстраиваемся под реалии и ждём решения, в первую очередь по окончанию сезона в Евролиге. — В ту февральскую встречу ты провёл матч «Химок» в качестве зрителя с загипсованной рукой. Как сейчас твоё здоровье? — Всё хорошо. Ещё перед тем как начался карантин, мне удалось провести три матча и всё было неплохо. Даже подумал: «Ну всё, началось». Началось игровое время, минуты, а тут вот этот вирус подпортил планы. Не расстраиваюсь — продолжаю работать дальше и теперь уделяю намного больше времени семье. — Как изменилась твоя жизнь за эти месяцы? Ты никуда не летаешь и сидишь на даче? — Да, сижу на даче под Питером. Общаюсь только с тем кругом людей, который мне близок. Это моя жена и дети, родители. Максимально стараюсь поддерживать себя в форме, потому что никто не знает, какие вообще будут вердикты. Нужно быть готовым выйти на площадку в любой момент.

Эксклюзивное интервью с форвардом «Химок» и сборной России Сергеем Карасёвым

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Когда мы с тобой переписывались до интервью, ты бросил фразу «дистанционное обучение». Это ты говорил про себя или про детей? — И они учатся дистанционно, и я занимаюсь. Вообще, у нас тут всякие мероприятия проходят. Стараемся коротать время с пользой, потому что сидеть в четырёх стенах — это то, от чего голова может «поехать». — Какие новые таланты за время карантина открыл в себе Сергей Карасёв? — Сблизился с детьми ещё больше. Дети и семья — самая важная часть твоей жизни. Продолжаю совершенствоваться в кулинарии, готовке. Слушаю музыку, фильмы. Короче, обычная жизнь обычных людей. — Прошлым летом ты поменял Питер на Химки. Не приходилось ли жалеть о смене клуба? Наверняка непросто менять клуб, в котором ты был лидером? — Безусловно, было непросто. Питер — мой родной город, где я родился. Считаю себя петербуржцем. Принимал решение с супругой и семьёй. Поняли, что «Химки» для меня лучший вариант. Решили, что надо ехать в Москву и менять обстановку. Когда сидишь на одном месте, то привыкается. Когда меняешь обстановку, то растёшь в житейском и профессиональном планах. «Химки» — команда Евролиги. Я впервые сыграл в Евролиге в этом году. Для меня выбор перед началом сезона был очевиден.

— Это было немного удивительно, поскольку ты уже поиграл в Еврокубке, имел опыт игры в НБА, но в Евролиге сыграл свой первый матч только в прошлой осенью. Что скажешь об этом турнире? — Евролига — очень качественный турнир с очень качественными игроками. Если сравнивать с Еврокубком, то нет ни одной проходной игры. Все соперники в этом сезоне очень серьёзные. Все игры проходили в невероятной борьбе. Надо было выкладываться на 120%. Евролига намного отличается от всех турниров и, наверное, близка какими-то чертами к НБА. — Каким сезон получился для «Химок»? И как ты объяснишь такую волнообразность в результатах команды: всего одно поражение в Единой лиге ВТБ, а в Евролиге команда балансировала на грани плей-офф. — Мне трудно дать однозначный ответ на этот вопрос. Наверное, в Единой лиге ВТБ нам хватало «скамейки» и опыта выигрывать матчи. В Евролиге же почему-то нас не всегда хватало на концовки. Много матчей мы проиграли именно в концовках. Мы обсуждали это с тренерским штабом, садились с игроками, но это продолжалось из игры в игру. Может быть, карантин даже пошёл нам на пользу, потому что мы ещё больше сплотились и готовы на следующий сезон или в этом (если возобновится) дать бой. В последних матчах Евролиги мы показали очень достойную игру, попали в зону плей-офф и, наверное, готовы были бороться за попадание в «Финал четырёх». — Сейчас наступлю на больную мозоль. Ты до этого уже говорил, что «Химки» должны получить титул чемпиона России. Не поменялась ли твоя позиция? Всё-таки действительно команды провели в турнире разное количество матчей, а плей-офф не был сыгран. — Моя позиция до сих пор не меняется. «Химки» — чемпион. Все видели, как мы провели встречу с ЦСКА. Думаю, что если бы играли с ЦСКА на их площадке, то результат был бы таким же, как и у нас дома. У нас была полная уверенность в себе, полная уверенность в победе в чемпионате. Нам этого не дали. Но это делает нас сильнее. В следующем году будем доказывать, что мы чемпионы Единой лиги ВТБ. — Насколько Тимофей Мозгов действительно был близок к тому, чтобы провести официальный матч? Всё-таки ты видел его на тренировках. — На тренировках Мозгов смотрелся довольно неплохо, старался, двигался. Безусловно, Тима — огромная помощь для нас, если бы он вернулся. Это дополнительный заряд под кольцом. Игрок с высочайшей буквы. Не просто так он стал чемпионом НБА. Все следят за его состоянием. Он сейчас тренируется, готовится и старается держать себя в форме. Но я не могу влезть в его тело. Было видно, что после тренировок его что-то беспокоит.

— Давай про НБА. Тебя выбрали на драфте в далёком уже 2013 году. Что осталось в памяти о лучшей лиге мира с тех пор? — Только самые позитивные эмоции. Если бы знал, что такое драфт, то я бы сделал всё немного иначе и лучше бы подготовился к нему. — Что бы ты изменил? — Обязательно бы позвал семью. Потому что когда мы сидели за этим огромным столом с агентом и другом, чувствовал себя немного неуютно и некомфортно. Это реальное шоу, это круто, и за этим наблюдает почти весь мир.

Конечно, проводил иначе преддрафтовую подготовку. Приезжал бы в США и старался показать себя, тренировался. И, несмотря на это, меня всё равно выбрали под высоким 19-м номером. Если бы ездил туда и показывал себя живьём, то шансы были бы немного другими. — Но у тебя и так было крутое лето. Ты победил на Универсиаде, играл за национальную сборную. — Да, лето было крутое. Если брать свои личные амбиции и национальной команды, то я всегда за сборную. Всегда рвусь играть за неё. Но драфт — это один раз в жизни. — Тогда со стороны казалось, что «Кливленд» выглядел идеальным вариантом для развития твоей карьеры. — Не спорю. Когда я туда приехал, понял, что не готов к НБА. Поиграть ещё год в Европе не самый плохой вариант. Я приехал 19-летним мальчишкой в другую страну, другую культуру, и было очень тяжело. Было очень тяжело, прежде всего эмоционально. Не хватало физики. Первый год был втягивающим. Тот сезон в «Кливленде» дал мне многое в плане становления игрока и личности. — Вопрос с улыбкой на лице. Но всё-таки Леброн тем своим знаменитым «решением» изменил судьбы многих людей. В том числе и твою. — Можно сказать, что Леброна обменяли на меня (улыбается). Я был в той сделке, когда «Кавальерс» чистили платёжку для подписания Леброна Джеймса. С большим удовольствием поиграл бы с ним и поварился бы с ним на тренировках. Это нереальный человек и опыт, который можно получить. В тот момент ещё Дэвид Блатт пришёл главным тренером в команду, и у меня чуть ли не выросли крылья за спиной. Рвался на предсезонку, и тут ко мне в Вегасе в 5 утра приходят и говорят: «Серый, прости, мы тебя обменяли в «Бруклин». Со слезами на глазах прощались.

— Насколько часто в «Бруклине» ты виделся с владельцем клуба Михаилом Прохоровым? Всё-таки вы оба из России и вам было о чём поговорить помимо непосредственно баскетбола. — Несколько раз пересекались. Он показывал нам небольшие мастер-классы. Перекидывались с ним парой слов, разговаривали про моё будущее в «Бруклине», как он меня видит. Всегда старался прислушиваться к нему и стараться по максимуму выполнять то, что он просит от меня. — С владельцем «Бруклина» разобрались. Видел ли ты владельца «Шарлотт Хорнетс», которого зовут Майкл Джордан? — Нет, но с очень большим удовольствием бы увидел и сфотографировался с ним. — Ты последний российский игрок, которого выбирали на драфте. Это проблема для страны или момент совсем непоказательный? — У нас многомиллионная страна и нет игроков, которые играют за океаном. Почему? У нас нет базовой детско-спортивной школы. Нет тренеров, которые будут реально заниматься с душой, а не ради денег, чтобы обучить ребёнка и дать ему по максимуму. Думаю, что это наша самая большая проблема. — Кто будет следующим игроком НБА из России? — Сергей Карасёв. Устроит ответ? Это моя мечта № 2. — А мечта № 1 ? — Мечта № 1 — выиграть Евролигу. — Что нужно сделать конкретно тебе, чтобы вернуться в НБА? — Нужно немного перестроить свою голову, чтобы вернуться в США. Там нужны эгоисты, это я понял за три года в США. Они любят командных игроков, но они там не ценятся. Туда надо ехать состоявшимся игроком, особенно из Европы. Я бы ехал туда в роли Рэя Аллена — человека, который переводит игру в овертайм, и команда выигрывает чемпионство.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

четырнадцать − 3 =

kwork
sport